Город на Неве - Санкт-Петербург: городской портал | 21 ЅЮпСам 2017, 13:13
Главная | В закладки | Сделать стартовой
Главная | Город | Общество | Бизнес | Власть | Культура | Криминал | Спорт | Форум   
Город на Неве
Петербург
Городской каталог
ВластьПогода
МедицинаПредприятия
НаукаРабота
НовостиСвязь
ОбразованиеСправочники
ОтдыхТеатры
ПериодикаТранспорт


Наш опрос
Что для Вас Петербург?
Проголосовало: 487
Архив опросов


Фотогалерея

Главная | Власть |
Несогласный уполномоченный

Уполномоченный по правам человека по России Владимир Лукин заявил о грубых нарушениях всеми ветвями власти конституционного права граждан на мирные собрания. Виноваты и депутаты, принявшие несовершенный закон, и региональные власти, запрещающие митинги оппозиции, и милиция, избивающая мирных граждан. Санкт-Петербург вовсе не является эпицентром противостояния – в других регионах ситуация еще хуже.

Сегодня специальный доклад «О соблюдении на территории Российской Федерации конституционного права на мирные собрания» будет официально опубликован и направлен в Государственную думу. Кроме критики в нем изложены и конкретные предложения по урегулированию вопросов.


Свобода запрета С одной стороны омбудсмен признает, что принятый в 2004 году федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» стал большим шагом вперед в развитии российской демократии. С другой – указывается на многочисленные внутренние противоречия.

Федеральный закон в соответствии с Конституцией России, предусматривает уведомительный порядок проведения мероприятия, то есть власти формально не могут запретить митинг. Но в законе есть лазейка, позволяющая чиновникам не допустить публичное мероприятие. Организатор не вправе его проводить, если «не было согласовано» изменение по их мотивированному предложению места и (или) времени проведения. «Наличие в законе приведенного выше положения чревато тем, что любые разногласия будут решаться в пользу органов власти. Что, по всей видимости, не в полной мере согласуется с уведомительным порядком проведения публичных мероприятий. Лишь немногие из этих объяснений убедительны и понятны», – заключает Владимир Лукин.

Уполномоченный приводит много примеров таких конфликтов, когда чиновники придумывают просто анекдотичные доводы для отказа (например, «сложные погодные условия»). Незаконным считает он и перенос заявленного мероприятия на отдаленную городскую окраину или тем более в «резервацию», например, на стадион: там мероприятие перестает быть публичным и, следовательно, теряет свой смысл. Некоторые субъекты Федерации установили дополнительные требования, вызывающие серьезные возражения, например, требуют приложить к уведомлению копии паспортов, устава организации-заявителя, решение и протокол политсовета и т.д.

Дубинка национальной безопасности

Ограничение на проведение публичных акций уполномоченный по правам человека считает допустимым, хотя это не предусмотрено законом. Он ссылается на решение Страсбургского суда, который счел приемлемым временный запрет всех мероприятий в отдельных населенных пунктах в случае, если их проведение сопряжено с серьезной угрозой общественной безопасности и общественному порядку. «Наличие такой угрозы должно быть убедительно аргументировано, а запрет на публичные мероприятия не может быть выборочным», – считает Владимир Лукин.

Также необходимо пресекать публичные мероприятия, в ходе которых звучат призывы к войне и насилию, разжигается расовая, этническая или религиозная ненависть.

Лукин логично объясняет, что такие акции не подпадают под определение «мирные собрания» и подлежат прекращению. С другой стороны, публичное осуждение действующих чиновников, призывы к их отставке или наказанию законными средствами, равно как и публичное выражение мнения о необходимости изменения конституционного строя путем применения предусмотренных законом процедур, не должны ограничиваться, ибо они вписываются в общепринятую концепцию обеспечения права на свободу слова и собраний.

Силу, даже против фашистов, омбудсмен считает возможным применять только в самых крайних случаях – невыполнение указания о прекращении публичного мероприятия или возникновение массовых беспорядков, погромов, поджогов и других ситуаций, требующих экстренных действий: «Должностные лица по поддержанию правопорядка должны избегать применения силы для прекращения публичных мероприятий ненасильственного характера. При этом ясно, что и в указанных случаях применение силы должно быть сведено к необходимому минимуму».

Полицейская монетизация

Владимир Лукин повествует о многочисленных случаях насилия против мирных демонстрантов. «Под раздачу» правоохранителей с дубинами, стремящихся не допустить проведения шествия или акции, попадают порой не только радикальные оппозиционеры, но и пенсионеры, протестующие против «монетизации» льгот, и футбольные болельщики, и случайные прохожие. Инцидент такого рода произошел, в частности, и в подмосковном городе Химки, где 22 апреля ОМОН весьма жестко (чтобы не сказать - жестоко) обошелся с участниками митинга против демонтажа памятника героям Великой Отечественной войны и эксгумации их могил по распоряжению местных властей».

Он также жалуется на руководителей МВД России, которые, «дежурно отрицая факты неадекватного применения силы, объясняют свои действия необходимостью пресечения неких «несанкционированных» или «несогласованных» манифестаций. Подобная позиция в лучшем случае указывает на весьма субъективное понимание должностными лицами положений статьи 31 Конституции России».

Город над вольной Невой

Санкт-Петербург в докладе Лукина упоминается чаще в положительном, а не негативном аспекте. Например, только в северной столице четко определена граница прилегающей к станциям метро территории – 50 метров.

Единственный инцидент, о котором упомянул уполномоченный по правам человека в России – задержание некоего гражданин, проводящего одиночный пикет у здания Мариинского дворца (такую акцию можно проводить без уведомления). Он был доставлен в отделение милиции и через час отпущен без оформления какого-либо протокола. Только после многочисленных жалоб и обращения самого уполномоченного, виновного милиционера привлекли к дисциплинарной ответственности. В возбуждении уголовного дела было отказано.

В то же время некоторые выводы свидетельствуют о незаконности действий Смольного. Например, Владимир Лукин разъясняет, что федеральный закон не предусматривает право органов власти предлагать организаторам изменить форму мероприятия (например, провести митинг вместо демонстрации или шествия). А именно изменение формы навязывало правительство организаторам Марша несогласных.

Автор доклада считает нужным внести в закон ряд поправок. Пока же омбудсмен предлагает чиновникам «девять заповедей», соблюдение которых позволит найти консенсус между организаторами публичных мероприятий всех направлений и властью. Вот несколько его постулатов: «органы власти не имеют законных оснований разрешать или запрещать проведение публичных мероприятий», «заявленная организаторами форма публичного мероприятия не может быть объектом согласования» и т.д.


Антон Одынец,
специально для «Фонтанки.ру


Курсы валют


Погода в городе

Центр сообщений
Отправить SMS На номер: Текст: Код подтверждения:

Отправить
Объявления